Дневники Моголов

Сегодня мы продолжим наш рассказ о первой экспедиции. Эти материалы мы взяли из архивов, которые не относятся к этой экспедиции. Это всего лишь индивидуальные воспоминания похода, который на Земле занял большой промежуток времени. Кто-то в это время вел дневник, пытаясь в будущем использовать его для написания своих мемуаров. Кто-то записывал отдельные, интересные для него события и т.д. Все эти материалы не легли в отчеты, поэтому они не попали в официальные архивы. Сейчас, просматривая индивидуальные архивы, мы обнаружили записи того периода у участников экспедиции, которые вернулись назад. Они сдали свои официальные отчеты. А их дневниковые записи в отдельных эпизодах, которые могут оказаться интересными, мы предоставляем.

Итак, экспедиция предназначалась для поиска новых технологий жизни, что позволило бы расширить наши знания и найти наиболее оптимальные пути последующего развития. Мы еще готовились к отправке на Землю, и мы еще не знали, кто из нас будет в первом эшелоне – наиболее ответственном, который будет встречать остальных членов экспедиции. Мы занимались подготовкой и день, и ночь. И все наши усилия были направлены на решение текущих задач, так и задач на перспективу. В общем, мы все "горели", т.к. видели в этой экспедиции много ценного из того, что мы могли познать. Мы стремились к знаниям. И этот стимул для нас был самым главным…

Сейчас я вспоминаю тот период подготовки, и пишу эти строки уже здесь – на Земле. Не все смогли переступить межсферный барьер, и многие на нашей планете понесли утрату. Мы тоже сожалеем, что не все переступили границу раздела сфер. И кто остался жить и работать здесь, теперь будут нести в своих сердцах тяжелую утрату.

Мы сейчас уже распаковали все оборудование и установили временную защиту от гравитационного поля. Поэтому все сняли защитные костюмы, в которых мы были менее подвижны. Вот и сейчас я сел писать свой дневник, когда стал полностью свободным от защитной одежды. Может быть, мы быстро построим наш защитный модуль, но до того времени придется постоянно быть в защитном облачении, когда мы выходим из своих временных сооружений. Нам, видимо, понадобится много времени для строительства главного Купола, т.к. часть членов экспедиции осталась в межсферной зоне, а остальные не все знают технологии сборки главного защитного Модуля. Поэтому нам придется осваивать новые специальности, чтобы установить Модуль, расставить оборудование и заниматься управлением всех систем.

Мы пока не думаем над этим. У нас есть свои инструкции на все случаи жизни. Но не оказалось инструкций на наши действия в случае трагедии такого масштаба. Половина членов экипажа не смогла пересечь тоннель. И они ушли из жизни, наверное навсегда, если еще не смогут выбраться на какой-нибудь остров в межсферном пространстве. В общем, они были хорошо защищены, однако как долго их защитные костюмы смогут противостоять агрессивной межсферной среде? Да и динамические перегрузки там очень большие.

Мы остались одни. Нас пока хватает, чтобы поддерживать рабочий режим. Мы все сейчас работаем строителями под руководством строителей-профессионалов. Даже программисты и другие члены, занимающиеся интеллектуальным трудом, работают по всем строительным специальностям. Они режут материалы, сращивают перегородки, делают декоративное напыление, в общем, - строят себе квартиры, где можно отдыхать без защитных костюмов. Они создают себе быт, и одновременно обучаются новым специальностям, которые, возможно, потом им пригодятся, т.к. после окончания строительства главного Купола им придется выходить наружу и уходить даже далеко. А там потребуется защита от непрошенных гостей, в том числе и защита от местного населения.

* * *

Наконец-то мы закончили собирать наши дома. Мы их собрали на единой площадке, которую в дальнейшем отгородим от внешнего мира главным Куполом, и тогда скроемся полностью от гравитационного потока. Сейчас пока мы скрываемся в наших домах и довольно удачно. Еще никто не заболел, и все травмы мы удачно лечим. Но необходима дополнительная защита наших домов. Все-таки возможны отказы наших местных систем энергозащиты, и тогда придется ютиться в соседнем доме, где нет поломки. Действительно, без страховочного Модуля не обойтись. Он поможет разгрузить наши энергоустановки до минимально необходимого уровня, и только после этого мы сможем работать на территории этого Модуля. Вот только тогда мы сможем коллективно решать наши проблемы. И только тогда мы сможем начать строить коллективный Разум. А пока мы закончили строить наши дома. И мы рады этой победе.

* * *

На днях к нам пытались подойти местные аборигены. Мы их так называем потому, что они похожи на дикарей, которых только что высадили на необитаемую планету. Хорошо, что они нас не видят. Они в своих скафандрах, таких, что у них отключено зрение в нашем пространстве. Однако они очень чувствительны к нашим энергоустановкам, которые вызывают у них чувство страха. Они очень любопытны, и чувство страха не перекрывает их любопытства. Нам же не следует их близко подпускать, иначе они смогут сжечь свои костюмы-оболочки и остаться без защитной одежды. А могут ли они без нее жить? Думаю, что эта одежда стала их телом, иначе бы они видели в нашем пространстве.

Местные жители постоянно посещают место, где мы строим Купол. Они чувствуют, что здесь что-то есть, но не могут понять ничего. Они еще очень слабы и не развиты. И мы спокойно к ним относимся. Но осторожность не помешает, и мы решили включить в поле еще одну составляющую, которую они хорошо улавливают. Мы подключили к нашему полю такие вибрации, которых они боятся. И это сразу сказалось на их присутствии. Ушли все, кроме тех, кто вообще ничего не боится. Мы усилили наше воздействие, и больше никто не стал посещать это место.

Так мы продолжали жить и работать, строя Купол. Это очень длинная история. Не хватало материалов для оснащения дополнительных модульных домов – все уходило на строительство Купола. Мы здесь уже построили целый городок. А размеры главного Модуля превышали его в несколько раз по площади. Да и высота была равна радиусу строения.

Наши блочные конструкции выдерживали все это до определенной высоты Купола. Даже этот огромный вес мог деформировать всю конструкцию. Поэтому в Проекте строительства мы закладывали поочередность в установке системы защиты Купола от гравитации с темпами его строительства. Так постепенно мы его поднимали, одновременно включая защиту на все больших высотах. Прошло несколько десятков лет, пока мы закончили его строительство, обеспечив в итоге его целостную антигравитационную защиту в спектре того пространства, где мы находились. Эта ячеистая схема защиты была эффективней, чем использование одной мощной энергоустановки. Причем, в случае если по каким-либо причинам одна из антигравитационных ячеек отключится, то в целом это не влияет на все сооружение. Так мы создавали систему выключения в ячейках вход-выход, в период выхода наружу из главного Модуля.

После окончания строительства главного Модуля мы уже могли решать задачи внутри его без опасения за свое здоровье.

* * *

Настало время заниматься коллективным Разумом. У нас все для этого было. Было и коммуникационное оборудование, которое мы ранее испытали на работоспособность со всеми членами экспедиции. То есть были прописаны все члены экспедиции в программах индивидуального захвата. У нас также был выход и в те пространственные области, где осуществлялась коммуникация наших сознаний внутри себя. Мы знали эту схему, т.к. все жители нашей планеты использовали типовую схему сознания, в которую мы проникли настолько глубоко, что в результате мы смогли настраиваться на любого человека и считывать информацию с его канала мышления. Так мы разговаривали на своей исходной планете, сообщая друг другу информацию как по телефону, даже не встречаясь при этом напрямую.

Мы ранее сделали наш коллективный Разум именно по этой схеме. Поэтому сейчас осталось ее повторить, т.к. каналы мышления остались прежними.

Наше оборудование позволяет не только считывать информацию с каналов мышления, но мы раннее разработали и программное обеспечение по опознаванию логики в мыслительных операциях. Тем самым мы научили наше оборудование не только опознавать речь, но и выстраивать оптимальные схемы решений при умственной работе не только одного сознания, но и всех сознаний одновременно. Поэтому наш коллективный Разум обладал способностями значительно большими, чем может один человек.

Не сложно себе представить, что решение одной задачи сразу целым коллективом - коллективным Сознанием более точное. Тем более что оно может встраиваться в индивидуальный канал мышления, давая формулы коллективного решения в мыслях, и человек их отрабатывает как свои одновременно со своими индивидуальными мыслями. В результате сам человек приходит к окончательному результату, который является, по сути, коллективным. Поэтому каждый человек в коллективном размышлении приходит к одному результату. Мы таким образом можем решать задачи любого уровня сложности. При этом индивидуально человек не может найти такое точное решение, если он не специалист высочайшего уровня.

Для строительства коллективного Сознания нам не хватало в коммуникационном поле тех специалистов, которые трагически погибли. За то время, пока мы строили Модуль, мы параллельно изучали смежные специальности. Это было необходимо, чтобы восполнить пробел в сознаниях, на которых рассчитывалось коммуникационное поле. Конечно, все наши накопленные знания не стоят того, что могут специалисты. Мы еще не имели практики в применении этих знаний, соответственно не имели опыта. Однако нам необходимо было искать решения, и мы вынуждены были использовать все имеющиеся ресурсы. И так мы приступили к развертыванию коллективного Сознания.

Для этого потребовалось время. Необходимо было скорректировать алгоритмы, рассчитанные на съем информации со всего коммуникационного поля. Одновременно, мы еще не знали, как поведет себя Сознание, когда Его модель окажется иной. Исходную модель мы оттестировали еще у себя дома. А сейчас никто однозначно не мог сказать, насколько точными будут Решения. Поэтому нашему Сознанию требовалась предварительная "аттестация" на готовые решения. Их мы могли закладывать в тестовых программах. Постепенно усложняя задачи, мы смотрели на результаты, подготовленные коллективным Разумом. И они оказались удовлетворительными. И в результате тщательных исследований и соответствующих коррекций мы подготовили коллективный Разум к решению предстоящих очень сложных задач. А их было много...

* * *

Нам предстояло решать задачи, связанные с нашим последующим пребыванием на Земле. А для этого требовалось наши тела защитить оболочкой, но такой, которая не будет нам в тягость в сравнении с прежней защитной одеждой, которую мы всякий раз одевали, когда выходили из нашего Купола. Мы хотели оснастить себя такой же оболочкой, которую имеют местные жители. Мы тоже решили вырастить такую же одежду – земную одежду, плотно прилегающую к нашим телам так, чтобы мы чувствовали себя в ней, как и в своем теле – теле духа***.

Сейчас мы решили, что будем разрабатывать эту оболочку, т.к. в нашем распоряжении не все защитные средства подходили для длительного пребывания в физическом мире Земли. Те разработки, которые мы уже имели, хотя и выращены были ранее на Земле, были очень грубыми. И через них наше тело не ощущало окружающий мир так же хорошо, как и без защитной одежды. Поэтому требовалось провести исследования для более качественной разработки физического тела, чтобы оно было не только высоко прозрачным для астральной среды, но и было хорошим фильтром для других энергоспектров, влияющих разрушительно на наше исходное тело.

Так мы начали свои эксперименты на уровне генной инженерии, в опоре на которую мы строили первоначальную защитную одежду. Эта задача для нас была самой главной, т.к. дальнейшие шаги на Земле мы могли делать только в защитной оболочке.

Конечно, мы не знали еще многих нюансов, связанных с параметрами защитных оболочек. Мы еще не знали, как они будут зависеть от тех или иных схем исходной генной структуры. Мы не могли предусмотреть в теории, что должно получиться, т.к. на практике всегда всплывали новые для нас параметры. Например, сложно было состыковать мышечную ткань с импульсами сознания, и приходилось разрабатывать различные информационные перекодировщики, строя при этом в астральном диапазоне всю вычислительную часть. В общем, приходилось много работать, создавая новые образцы, и затем их опять корректировать. В результате у нас получилась физическая оболочка настолько громоздкая в астральном мире и очень неповоротливая в физическом мире, что мы снова на новом витке проводили исследования и эксперименты, с каждым разом все более оптимизируя наши схемы сопряжения. В итоге мы выбрали тот экземпляр оболочки, который для нас был более подобен физическому телу местных аборигенов. Теперь осталось его испытать и сравнить с телами местных жителей.

*** Дух – термин, привнесенный Моголами. Так они называли жителя своей планеты, как и мы сейчас называем жителя Земли – человек. Затем этот термин стал использоваться Высшими сферами в обозначении ментального тела - это энергоинформационная материя ментального плана, составляет основу сознания, является главным управителем низлежащих сфер. В физическом мире этот термин сейчас не привязан к корням, поэтому интерпретация произвольная.

* * *

Так прошло несколько сотен лет от начала разработки, и мы все еще продолжали проводить испытания с физическим телом. Первые "полевые" испытания показали, что физическое тело не подходит для местного климата. Оно не выдерживает высокой температуры и боится укусов насекомых, вызывающих прокол и тонкой оболочки. В результате чужеродная среда энергоинформационных флюидов в спектре физического мира легко проникает сквозь проколы, порезы и другие травмы физической оболочки, нанося болезненное химическое воздействие на тонкое тело.

Вся атмосфера физического мира изобилует микроорганизмами, которые также проникают через разрывы физической оболочки, разрушая тонкое тело. Их разнообразие требует специальной защиты от каждого вируса, соответственно потребуются очень длинные исследования для их блокировки. При этом их мутацию также надо учитывать. И всю эту матрицу параметров надо еще заложить в ген. В итоге мы решили, что наши исследования пора заканчивать, иначе они превратятся в бесконечность. И мы начали искать более эффективные решения.

Ранее мы пытались расшифровать матрицу гена земного человека. Она нам не поддалась с самого начала, т.к. мы не смогли найти код к программам гена. Мы выбрали из матрицы исходных модулей те из них, которые поддались расшифровке. Мы знали их назначение. И мы могли сравнить их с теми, что сами разработали. Оказалось, что по многим параметрам они совпадали, хотя их программы были сложнее, т.к. включали в себя более сложный синтаксис. Это другой язык, хотя и похожий на наш. В нем было больше символов. По нашим наблюдениям в этой кодировке несколько сотен символов. А у нас в алфавите только 45 букв, т.к. мы использовали наш язык, на котором говорим, да еще несколько десятков дополнительных символов. Следовательно, кодировка гена много сложнее, чем мы себе могли представить. Поэтому наш программный ген значительно упрощен по сравнению с геном местного жителя. Мы вообще не могли справиться с этой задачей, используя только нашу исходную матрицу. А для расшифровки их матрицы требовались дополнительные ресурсы. Выбора не было, и мы начали добавлять в их исходный ген свои уже наработанные модули. В результате мы смогли вырастить тело с параметрами, которые нам создавали относительно комфортные условия.

Кто-то из наших сотрудников, уже вырастивших себе тела из предыдущих модификаций гена, давно нашли с местным населением общий язык. Они легко с ними общались и даже обучали их ремеслам, помогая им в жизни. К ним местные жители относились как к своим кумирам. Они их обоготворяли, создавали им комфортные условия для жизни. В общем наши ребята настолько приблизились к местному населению, что теперь уже можно было их назвать местными жителями. Хотя это сравнение условно, т.к. в отличие от местных жителей, мы могли видеть во всем спектре: и в физическом мире, и в нашем исходном астральном спектре. Мы видели астральное тело местного жителя, видели его эмоциональное состояние, и мы всегда могли предугадать, что он захочет. Соответственно, это обеспечивало дополнительную безопасность наших сотрудников, вошедших в дружественные взаимоотношения с местными жителями, тем более что они несли людям физического мира помощь в развитии. Их было более сотни человек. Остальные по окончании экспериментов стали выглядеть внешне отличными от первой партии физических тел. Их кожа оказалась светлой, волосы русыми, а глаза голубыми. Поэтому мы резко отличались от коренного населения.

Тело оказалось устойчивым к внешним воздействиям. Оно было способно залечивать нанесенные раны. Однако при высокой температуре резко снижались комфортные условия для нашего тонкого тела. Следовательно, требовалась последующая коррекция гена, либо создание соответствующих внешних климатических условий для жизни.

Длительные исследования в одной области выхолащивают творческие ростки. Пора было заканчивать эти эксперименты. Мы хотели динамики жизни, и мы хотели свободы. А работа внутри Модуля нас ограничивала в потребности познавать, работать с новой информацией, творить новое.

Мы все уже свыклись с мнением, что нам с Земли никуда не уйти. Поэтому мы искали повод, чтобы начать исследовать планету, людей, и все то, что может нам принести развитие. Так мы решили, что эксперименты с генной модификацией следует закончить и двигаться в ту область Земли, которая для нас наиболее подходит по климату. Мы видели себя первопроходцами. И мы ими могли стать только по окончании строительства физических тел…

Мы двинулись на север, оставив часть наших сотрудников, нашедших себе комфорт на этой территории в Лемурии.

Рассказы очевидцев

Далее мы расскажем нашему читателю еще об одной встрече, которая состоялась с теми Моголами, кто в духовном развитии на Земле ушел в Высшие сферы. По сути, это члены той первой экспедиции Моголов, которые достигли северной территории современной Европы, прошли Скандинавию, распрощавшись там с Викингами, и ушли в заполярную зону на территории современной России. С ними произошла встреча в одном из Отделов ЦКР. Как оказалось, они сейчас там работают и ничего не знали о материалах в Интернет про свою экспедицию. Сейчас они сами заявили о себе, и решили дополнить эти материалы своими воспоминаниями. Кстати, с ними вместе оказались и Викинги, которые примкнули к экспедиции Моголов, покинув свой отряд. Сейчас они вместе с Моголами вспоминают прежние времена.

* * *

Мы уже прочитали материалы ЦКР о нашей экспедиции, но у нас не было еще возможности выйти с нашей информацией, которая сохранена у нас в памяти. Поэтому при появлении такой возможности мы с большой радостью сообщаем о себе нашим родным Моголам и не только им. Мы также сообщаем, что мы здесь вместе с Викингами, которые были в той самой экспедиции, и которые после вышли вместе с нами в Высшие сферы. И поэтому мы отделились от всеобщей группы и Моголов и Викингов. Но это было еще не скоро. Это было значительно позже.

Сейчас мы здесь в Отделе ЦКР – в том Отделе, к которому мы приблизились тогда, в те далекие времена. И мы до сих пор живем и работаем здесь, занимаясь задачами, которые ЦКР решает уже многие века, в том числе и для физического мира. Мы сейчас на астральном уровне, как с тех самых первых дней, так и сейчас продолжаем здесь работать.

О поиске нас мы узнали из материалов ЦКР, которые прошли через другое Управление ЦКР, поэтому мы их не сразу отследили. Сейчас же мы вплотную начали работать с этим Управлением над одним из земных Проектов, и тут же мы узнали о том, что в материалах сайта ЦКР говорится о нас. Мы здесь, и с нами можно связаться без проблем. Поэтому думаем, что наша встреча с родными не за горами.

Итак, продолжим о том, как проходила наша экспедиция, когда мы повстречались с Викингами. Кстати, они тоже передают привет своим родным и думают, что они тоже скоро свяжутся и найдут общие вопросы, так чтобы во взаимном сотрудничестве наших Управлений они стали бы решать общие вопросы и могли бы встречаться наяву со своими родными.

Мы встретились с Викингами, когда они здесь уже много лет прожили. У вас уже это зафиксировано, но ничего не сказано о подробностях наших взаимоотношений.

Мы жили всегда обособленно от местных жителей. И когда мы повстречали Викингов, у которых оказались проблемы, подобные нашим, мы все равно остались жить обособленно, и даже в некотором смысле мы с ними общались официально. У нас была строгая самодисциплина. Мы так себя воспитали на нашей исходной планете. Все-таки работа внутри единого коллективного Сознания возможна только при условии идеальной дисциплины. Иначе каждый человек в этом Высшем Разуме будет влиять на соседа, и в целом из этого коллектива ничего нельзя будет "сварить" ценного. Поэтому каждый занимает строгую линию поведения, и в итоге весь коллектив работает как единое целое.

Вот и сейчас мы с Викингами общались через одних и тех же людей. Когда мы находились без движения, мы воссоздавали работу нашего коллективного Сознания и решали коллективно все наши проблемы с Викингами. Следовательно, нам требовалось для общения с ними только 2 – 3 человека. И когда Викинги поняли, что мы какие-то не такие, как они, они все пытались у нас узнать, как мы строим свою организацию жизни. Для них не было проблем во взаимодействии между собой. Но как только они начинали с нами общаться через наших посредников, то они не в силах были понять иногда суть разговоров. Они считали, что наши диалоги несут индивидуальные свойства человека, с которым они общаются. Он же был в коллективном Сознании и отвечал на вопросы, либо вообще с ними разговаривал на очень сложных для них смысловых оборотах. В общем, мы для них были слишком мудрыми. Но мы и не допускали их близко к себе. К тому же они не могли знать, что мы имеем еще тела, и все наше оборудование тоже было в другом пространстве.

Конечно, мы были намного выше их интеллектом. И наше Сознание помогало нам во взаимодействии не делать ошибок. Мы ведь видели слабость в их индивидуализации. И мы не могли им, и не только им раскрыть свой потенциал Интеллекта.

Так мы прожили какое-то время, не достаточное для того, чтобы обеим сторонам понять, что для решения наших проблем одиночества, которые были для нас общие, нам необходимо налаживать взаимосвязи на одном интеллектуальном уровне.

Мы видели архитектуру строения их тел. И мы им предложили научить одного или двух Викингов тем же интеллектуальным способностям, которыми обладали мы. Мы решили, что один-два человека от Викингов вполне хватает, чтобы быть посредниками с нами. Мы им решили установить коллективное Сознание, но не такое как у нас, а с модификацией.

Мы решили выделить для этого одного из своих сотрудников, оставив его включенным в наш коллективный Разум. А Викингов мы решили объединить с нашим сотрудником обособленным Сознанием для трех человек – одного нашего сотрудника и двоих Викингов.

Викинги согласились на то, что мы обучим их двоих представителей тому, что мы знаем. Любопытство Викингов не имело предела. Они тут же выделили двух своих воинов, которых мы выявили в наших тестах на способность к телепатическому восприятию. В определенном смысле мы искали экстрасенсов среди Викингов. А когда их нашли, то переправили их в наш лагерь, рассказав им о том, что будут их подключать к телепатическому устройству, с помощью которого они смогут общаться друг с другом на любом расстоянии.

Для Викингов такой эксперимент был вершиной смысла их жизни. Они были готовы ко всему, чтобы услышать голос своего товарища на расстоянии далеко за пределами прямой видимости. Они были при этом очень покорны, соответственно и спокойны, что необходимо для работы с их сознаниями.

В результате их объединения они услышали друг друга, и мы их отпустили на время, чтобы они в своем лагере рассказали, что они теперь могут.

Нам Викинги поверили еще более. А мы могли усилить эту схему еще и нашим сотрудником. Так мы объединили их. Причем, у нас язык с Викингами разный, а мысленные диалоги Викингов с нашим человеком были всем понятны.

Не будем дальше говорить, к чему это привело в лагере Викингов. Это для них было то же самое, что и беспроволочный телеграф на Земле в момент его появления.

Викинги решили, что мы колдуны, но колдуны добрые, и согласились с тем, что эта работа принесла положительный эффект. Так мы продолжили эту работу, и наш сотрудник, как переводчик нашего коллективного Сознания, стал передавать наши решения молодому коллективному Сознанию из трех человек. Для нашего сотрудника этот процесс перевода осуществлялся автоматически, когда было необходимо передавать Викингам свое решение. Оно у него "варилось" в нашем Сознании, и тут же результат передавался в молодое Сознание. Этот результат "озвучивался" Викингам, и они тут же могли вести диалог, который со временем становился более грамотным по мере развития молодого Сознания. А в результате они, как переводчики, могли доносить и в свой лагерь то, что они уже понимали. Следовательно, наше взаимодействие с Викингами наладилось через такой тандем переводчиков, который позволял нам избегать конфликтных ситуаций с Викингами, т.к. Викинги были не совсем сдержанны, а иногда даже агрессивны.

В общем, этих деталей не хватало в предыдущем описании. Поэтому мы дополнили ими эту встречу с Викингами.

Сразу скажем, что эти 2 Викинга впоследствии так и остались с нами. Когда пришла пора с Викингами расставаться, мы не хотели отдавать этих двух человек, которые достигли уже высокого интеллектуального уровня. Все-таки они учились у своего же Сознания, которому порция за порцией поступала информация через нашего посредника от нашего коллективного Сознания.

Нам еще не хотелось их отдавать по той причине, что за несколько лет они настолько привыкли к нашему образу жизни, т.к. они жили у нас, и привыкли к нашим порядкам, что агрессия и несдержанность их собратьев им была уже в тягость. И они очень страдали за них, т.к. ничем не могли им помочь. Они уже сами хорошо видели недостатки Викингов, недостатки их жизни, недостатки развития. И все, что они видели в них, они неизменно сравнивали с Моголами. Сравнения были всегда в пользу Моголов.

За несколько лет эти двое Викингов достигли такого интеллектуального потенциала, что они могли уже без коллективного Сознания решать вопросы взаимодействия Моголов и Викингов. Они уже могли мыслить творчески, находя и свои решения. Коллективное Сознание усиливало их интеллектуальный потенциал. И постепенно они стали уходить в проблемы при своем общении в лагере Викингов значительно глубже, чем прежде. Постепенно Викинги их стали меньше понимать. И наступил такой момент, когда они увидели в этих двух своих соплеменниках таких же "не от мира сего", как и Моголов. Они уже им стали дерзить, как это было прежде с Моголами. Поэтому требовались новые решения во взаимоотношениях с Викингами, но уже не те, что были прежде, когда начали обучать уму-разуму их двух представителей. Теперь Викинги не согласились на обучение еще двух своих воинов. Они увидели в этом предложении даже некую агрессию против себя. И напряжение между двумя лагерями усилилось.

Вопрос о возвращении умных Викингов в свой лагерь отпал сам собой. От них отказались их сородичи, заявив, что они тоже превратились в колдунов. И чтобы не усиливать конфликтную ситуацию, необходимо было решать вопрос о разрыве взаимоотношений между двумя лагерями, стоявшими недалеко друг от друга, но так, чтобы этот разрыв не мог показаться Викингам агрессией.

Моголы приняли решение отозвать своего представителя для консультаций, и вручили ноту разрыва отношений с Викингами по причине снятия своего лагеря для ухода на север. Викинги, к удивлению Моголов, не возражали. И через несколько дней Моголы ушли, оставив на месте своего лагеря лишь примятую траву.

Моголам было проще. Весь их скарб состоял из одежды, да легких разборных построек. Больше у них в физическом мире ничего не было. Весь их скарб был в их исходном пространстве. Поэтому Викинги не видели источника их могущества, которыми обладали Моголы. Викинги считали, что Моголы для них не противники. Поэтому они их не трогали. Лишь вспышка агрессии могла заставить Викингов пойти силой на Моголов. И это Моголы видели. Они вынуждены были уйти сразу всем лагерем.

Викинги остались одни. У них жизнь не складывалась, т.к. иногда Моголы помогали им советами, как организовать не только жизнь в своем лагере, но и какие им принимать решения, когда возникают междоусобные конфликты. Моголы всегда были правы. И Викинги внутри себя не могли их простить за то, что они были независимы, и ушли, не поставив их в известность накануне. Викингам нужна была стрессовая разрядка. Теперь они могли снять агрессию только внутри себя. Так у них в лагере начались брожения. Индивидуализация привела их к тому, что они начали выяснять друг с другом отношения. Утихомирить такую ораву их военноначальникам было не просто. Начался разброд и среди высшего руководства. Нужно было спасать ситуацию, иначе воины могли между собой окончательно перессориться. Требовалась дисциплина. И навести ее могло бы только единое для всех решение, которое приняли бы все без остатка. Поэтому было принято решение снимать лагерь и уходить туда, откуда они пришли. Там все-таки возможно будет оказана помощь со стороны их Цивилизации, откуда они пришли на Землю. И эта легенда была разнесена по стану Викингов, вновь их сплотила. И они снялись с места, направившись вслед за Моголами на север.

Так закончилось повествование Викингов, которые они опубликовали ранее. У них не было больше интересных событий. Они пошли на север, возвращаясь к их исходному месту дислокации. Они уже восстановили свою прежнюю атмосферу жизни. Они все-таки были кочевниками. И этот кочевой режим последующей их жизни восстановил утраченный тонус, и они успокоились.

Теперь они могли трезво оценить произошедшие события, могли осмыслить причины размолвки с Моголами. И они начали осознавать, что все их противоречия с Моголами связаны с их капризами вседозволенности, когда они легко возбуждались, и их интеллектуальные способности резко падали. Теперь они увидели, что они были причиной противостояния с Моголами. И они также увидели, что Моголы им помогали без какой-либо корысти для себя. Викинги решили вновь помириться с Моголами и пустились по их следам.

Им не долго пришлось догонять Моголов. Уже через 4 месяца они их догнали на территории того же Алтая. Моголы не могли двигаться быстро. Много оборудования требовало бесконечных челночных переходов. У Викингов тоже не было намерения спешить. После пересечения двух-трех перевалов, на которые ушло несколько месяцев, они опять увидели Моголов на той же реке в ее нижнем течении.

Их лагерь был аналогичен прежнему. Он образовывал круг из их собранных купольных домиков, занимая площадь в несколько квадратных километров. В центре их поселения находился холм из насыпного щебня. На вершине холма стояла вышка, в которой постоянно находился наблюдатель за территорией лагеря. Охраны лагерь не имел, как это делали Викинги, выстраивая по углам лагеря сторожевые башенки. И Викинги подошли вплотную к лагерю Моголов.

Как только Моголы увидели Викингов, они все поняли...

Они поняли, что теперь Викинги не могут без них обойтись. Получается, что они избаловали Викингов, когда помогали им, чем могли. И они увидели, что этим они нанесли вред Викингам, т.к. они потеряли самостоятельность. И сейчас они захотели опять, чтобы им помогали.

Но Моголы не могли иначе. В момент их первой встречи с Викингами, они вынуждены были сглаживать потенциальные конфликты, которые инициировали Викинги. Ведь Викинги были очень воинственно настроены. Они такими же оставались и в период создания с ними относительно гармоничных взаимоотношений. И вот сейчас Моголы знали, что Викинги не изменились. И с ними опять придется вступать в контакт и выстраивать отношения без взаимных претензий. В то же время Моголы не могли от них уйти на недосягаемое расстояние, т.к. их передвижение было очень замедленным, и они вынуждены были обустраиваться каждый раз на новом месте даже через несколько суток похода. В общем, им пришлось встретить Викингов, но на том же официальном уровне, который с легкостью принимали и Викинги. Это была своего рода точка их взаимного соответствия. В остальном они сильно отличались друг от друга. Да и Моголы подозревали, что Викинги не станут с ними церемониться, если они не вступят с ними в контакт. Так и сейчас они приняли аналогичное решение поддерживать с ними строгие официальные отношения, даже несколько театрализованные для Моголов, но других, не силовых инструментов у них не было.

На самом деле они могли избавиться от Викингов с помощью своего оружия. Оно у них было не только лучевого свойства. У них было и психическое оружие, способное генерировать энергии устрашения. Но свое оружие Моголы применяли только в самом крайнем случае, когда не находилось иных средств для мирного разрешения проблем. И сейчас они его не захотели использовать, раз Викинги не шли к ним как агрессоры. И они встретились...

Переговоры шли между Викингами, оставшимися у Моголов, и представителями из стана Викингов. Первые хорошо понимали Викингов и хотели им добра. Они хотели помочь разрешить им свои проблемы, но только без какого-либо принуждения. Викинги предложили свой вариант решения их проблем. Они сказали, что соглашаются на их методы, пусть даже и колдовские, на включение им такой же телепатической связи, как это сделано было ранее у их собеседников. Те в свою очередь сказали, что такой вариант следует глубоко осмыслить самим Моголам, поэтому об их решении сообщат через несколько дней.

Моголы думали не долго. Их Сознание сразу вынесло Решение о переподключении Викингов на схему, подобную той, что была у первых двух Викингов. Оставалось подготовить Викингов к этому, но так, чтобы они не проявляли агрессии друг на друга в период своего психического возбуждения. Поэтому необходимо было провести проверку сначала на группе Викингов, а затем, если будет все удачно, будут включены все из лагеря Викингов.

Это предложение Викингов удовлетворило, но они не поняли, зачем надо готовиться к этому, раз первые два человека без подготовки прошли курс колдовского причастия.

Моголам ничего не оставалось, как согласиться с этим. Они видели, что ситуация может сложиться безвыходная, и потребуются, возможно, силовые ограничения агрессии Викингов. Они согласились еще и потому, что средств для реализации задуманной коммуникации для этой группы Викингов у них вполне хватает. Тем более, что они могут использовать сокращенный вариант коммуникаций без включения их в коллективное Сознание, а лишь создадут им эффект присутствия в коллективе. Конечно, скоммутировать всех Викингов для создания коллективного Разума было невозможно. Для этого необходимо было посвятить Викингов не только в эти технологии, но и открыть правила их применения, т.к. без знания правил невозможно работать в коллективном Сознании. Этого Моголы им не могли позволить. Они всего лишь предложили систему иерархической коммуникации, где каждый вышестоящий по иерархии имел связь с тремя подчиненными и одним из такой же тройки, но вышестоящего иерархического уровня.

С этой схемой Викинги согласились, т.к. у них улучшалась схема иерархического управления. Эта схема и Моголам была на руку. Она, с одной стороны, дисциплинировала Викингов. С другой стороны, эта схема помогала и Моголам не только отслеживать переговоры Викингов, но и при необходимости управлять ходом их мыслей.

Викинги так и не поняли, как эта схема работает, и всякий раз разговаривали вслух, чтобы их собеседник мог их слышать. Каналы их связи были объединены так, что руководителя могли слышать сразу трое подчиненных.

Такая схема понравилась Викингам. Они к ней быстро привыкли. И началась их размеренная жизнь под управлением Моголов. По сути, Викинги становились "ручными", т.к. Моголы могли корректировать вдруг появившееся психическое возбуждение кого-либо путем ограничения его связи с окружающими. Вследствие этого они начали понимать, что в период их агрессии они уже не могут ни отдавать распоряжения, ни вообще слышать разговора.

Так Моголы воспитывали Викингов. На это у них уходили свои ресурсы, т.к. приходилось отслеживать весь их стан по всем каналам одновременно. Они сделали несколько схем оптимизации наблюдения, но все равно 5 - 10 человек вынуждены были заниматься постоянно этой работой.

Так проходило время. Оба лагеря постепенно двигались на север - северо-запад, преодолевая речные преграды и горные массивы. И наконец они пришли в район, который сейчас называется Скандинавией. Викинги начинали с этих краев свой маршрут. Моголы хотели тоже в эти северные места. Поэтому их маршруты совпали до этого района. Здесь Моголы остановились на длительный период, чтобы возможно здесь и остаться, если не будет этому препятствий. Викинги вернулись в то самое место, откуда начали свой маршрут, и теперь уже сами пытались осуществить ранее задуманное. Они хотели выйти на связь со своей планетой, откуда их послали на Землю. В этом им помогали и Моголы, которые создали эти средства связи, и Викинги начали сканировать все доступные диапазоны.

Эти средства Моголы также использовали для поиска связи со своей планетой. И раньше, и сейчас их попытки оканчивались неудачей. Они не могли выйти в свой мир, т.к. он был более удален от их настоящего космического местонахождения, чем физическая планета Викингов, которую они сканировали в диапазонах планет физического мира, прокалывая эфир плазменными разрядниками. Разрядники им также подготовили Моголы. Так в длительном поиске Викинги прослушивали диапазоны различных физических миров, пока не наткнулись на свою планету.

Эти средства связи используются повсюду в Космосе. У Викингов они раньше тоже были, пока их не съела коррозия этого физического мира. Сейчас Моголы дали им адаптированные к этому физическому миру средства связи. И эти эксперименты оказались удачными. Викинги нашли своих.

О следующих событиях говорить сложно, т.к. Викинги встретили своих прилетевших собратьев, очень сильно отличающихся от них самих. Они вначале не понимали друг друга. Поэтому посредниками в переговорах зачастую выступали Моголы. Они имели опыт общения с Викингами во время их первой встречи. При этом Моголы с того времени не изменились. А Викинги изменились в лучшую сторону. И в переговорах они так вели встречу и беседы, которые не вызывали у прибывших спасателей никаких подозрений. Им верили, но не могли поверить самим Викингам, которые так сильно изменились. Наконец, они приняли решение забрать экспедицию Викингов обратно на свою планету. А те двое так и остались у Моголов, не захотев возвращаться на свою планету, которая стала чужда им.

Моголы решили двинуться в путь в поиске новых территорий, где уже можно окончательно остановиться. Они пошли в сторону Белого моря. Здесь их и увидели те, в чьих владениях была на то время Земля. Это были люди с планеты следующего по вертикали уровня - с более тонкой физической планеты, где вся жизнь ее людей подчинена духовному развитию. Это была планета верхних сфер. И Моголы быстро их распознали, когда те заводили с ним телепатический контакт. До этого времени только Моголы могли инициировать такую связь. А здесь инициация была извне. Моголы это сразу определили. Потом они поняли, откуда шел контакт. Дело в том, что пока они жили на Земле, их астральное тело полностью переполяризовалось под воздействием гравитационного потока. То же произошло и с их астральным оборудованием. Они пытались найти контакт со своей планетой с помощью плазмоидов, однако они искали в диапазонах сфер вертикального ряда. Об этом они догадывались, т.к. их прежние средства связи, которые они привезли с собой, постепенно стали снижать свою чувствительность при связи с их родной планетой, между тем как при свяэи на местном уровне прежняя чувствительность сохранялась. В результате вся экспедиция была переполяризована с их астрального спектра в астральный спектр физического мира. И сейчас в телепатическом контакте они поняли, что с ними разговаривают с верхних сфер. Так они стали сотрудничать с более развитой Цивилизацией, которые помогали Моголам своими советами по выбору места для жительства и обустройству в этой местности. Иногда они даже посещали Моголов на своих космических кораблях.

Так закончилась эпопея первой могольской экспедиции на Землю. Так закончилась информация об их земной жизни. Большая часть их экспедиции осталась жить на Земле после того, когда они отключились от коллективного Сознания и разошлись по территории для обустройства своей жизни. Кто-то из них ушел жить в верхние сферы, сотрудничая с Цивилизациями верхних сфер. Вот от них и поступила эта последняя информация - о кусочке Истории жизни Цивилизаций на Земле.
16.09.2008

Читать дальше

На главную страницу